Исторически сложилось, что черногорцы (и сербы) очень хорошо относятся к России и русским. Им много помогали еще русские цари – на их деньги здесь построено много исторических памятников, церквей и монастырей. И сейчас, гуляя по улице, можно получить в подарок ветку с мандаринами или горсть киви от совершенно незнакомого человека только потому, что ты – русский. У меня даже был случай, когда подсевший за мой столик в кафе местный летчик с семьей заплатил по моему счету, узнав во мне русского. Это, конечно не мешает им часто заводить разговоры, почему мы не дали им во время войны наши зенитные ракеты – а то они не могли ничего сделать с самолетами на высоте десяти километров. (на что я отвечаю, что вещь дорогая и самим нужна – обычно понимают, однако…)

 

Есть и другая сторона национального характера. Черногорцы – это горные славяне, которые всегда жили в очень хороших природных условиях. И воевать они умели значительно лучше, чем возделывать землю. Очевидно, что одним из основных источников жизни был грабеж караванов, идущих из Сербии к побережью. Неважно чьих – торговых сербских или турецких, с податями. В Черногории даже был закон, по которому черногорцу запрещалось выходить из дома без оружия. В этом случае его дом разграблялся соседями, а жена и дети продавались в рабство.

 

Как рассказывают мои здешние «более опытные товарищи», когда в черногорской горской семье заканчивалась соль, табак или деньги, мужчина искал себе компанию из соседей и уходил в засаду на ближайшую торговую дорогу. Если через неделю муж не объявлялся дома, то жена собирала ему кусок сушеного мяса, сыра, лепешку хлеба, вина и несла. И так – до тех пор, пока мужчинам не попадалась подходящая добыча – достаточно богатая и «по зубам». После набега добыча делилась и продавалась, и полгода можно было в засаду не ходить. Такой образ жизни предков сказывается и сейчас: черногорцы – хорошие торговцы и посредники. И сейчас часто мужчина с утра уходит из дома, сидит в «кафане», пьет кофе, общается на любые темы. Понятно, что знакомый или родственник – каждый третий. Так он пьет кофе и ждет подходящего случая, когда, например, проходящий мимо русский, англичанин или немец не проявит интерес к чему-нибудь – к приобретению недвижимости, или съему квартиры. Тогда, если повезет, он проводит соответствующую торговую транзакцию, благо потребных объектов у родственников и знакомых – в достатке, и в следующие полгода можно не слишком напрягаться даже в «кафане»…

Кроме этого, местные жители очень любят себя и весьма ленивы. На эту тему есть пара примеров из жизни:

– Один мой здешний русский товарищ уезжал в Москву на несколько месяцев и оставил машину местному приятелю. Тот в горах улетел с дороги и машину разбил «в дым». Когда мой приятель вернулся, черногорец ему говорит: «что же ты мне машину дал? А если бы я погиб, ты бы дочери пенсию платил…». Так что с любовью к себе у них все в порядке.

– У русской знакомой, на поляне возле дома, росла земляника. Она решила собрать ее и продать на местном рынке. Набрала несколько пластмассовых стаканчиков, пришла на рынок, говорит – цена – 1 евро. Ей местные и говорят: «как это – стакан – евро. Это очень дорого!». Тогда она предлагает – хотите бесплатно – идите вон там и собирайте. Ей удивленно отвечают: “что же, я за один евро столько нагибаться буду?”.

Еще одна замечательная черта – безответственность. Как вы, наверное, знаете, есть такой эмпирический закон: 20% усилий решают 80% проблемы, а остальные 80% усилий – 20% проблемы. Так вот, здесь этот закон применяется очень широко. И практически никто не пытается выйти за рамки первых 20% усилий… Но большинство и до 20% сильно не дотягивает. Если сходу не получилось – ну не судьба. («Это сладкое слово – халява»). Попытка договориться о каком либо мероприятии «завтра в 15» – обречена на неудачу, если это не отлет самолета. В лучшем случае – «завтра, а там созвонимся».

А на вопрос «а можно ли …» как правило, звучит ответ «а почему бы и нет?» Но это не означает, что отвечающий вам человек хотя бы на мгновение задумался над вашим вопросом – ведь ответственность в случае неудачи – ваша. Хотя есть, конечно, и исключения, но эти люди, по местным понятиям – выдающиеся, или не местные, а родом из Сербии, Хорватии, Македонии. Так, однажды мне нужно было купить билет на самолет для моего товарища. И мне его выписал лично хозяин одной из крупнейших черногорских туристических фирм. Летом, в 9 часов вечера – потому как в офисе больше никого не было.

И еще одно примечательное свойство – вранье. У них самих даже есть такая классификация людей «у этого – есть слово, а у этого – нет». Тех, у кого «есть» – явно меньше десяти процентов населения, а может быть – и не больше одного. Когда начинаешь понимать их быстрый разговор и прислушиваешься, очень часто слышишь – «я ему сказал, что…». Это, по сути, означает, что человек собеседнику «повесил на уши лапшу» и спокойно говорит об этом. Хотя, я как-то вычитал в Интернете, что буржуи провели исследование и выяснили, что человек (американец) врет в среднем каждые 10 минут. Меня эта цифра очень зацепила. Так что может это не национальная, а всеобщая черта?

Из этого есть несколько важных следствий:

Не пытайтесь договариваться с местными на какую-то перспективу, например, о том, что вы придете завтра и сделаете что-то (полетите на параплане, поедите на скутере и т.д.), и тем более не оставляйте значительных авансов (они очень не любят возвращать деньги).

Видите нужную вам услугу или товар – торгуйтесь и берите сразу. Если перенесете на завтра, то по дороге на встречу к вам ваш визави может встретить свою двоюродную бабушку, или еще кого-то из родственников (страна то маленькая – плотность родственников и знакомых высокая!), и ему никак нельзя пройти мимо, не поговорив. И таких встреч по дороге у него может случиться пяток – а вы теряете драгоценное время в ожидании. Иногда – до вечера. При этом, им обычно совершенно непонятно, что это нехорошо, и надо хотя бы позвонить, предупредить и извиниться. «Ну я же не мог пройти мимо!»

Еще одна московская знакомая – риэлтор, специализирующаяся на зарубежной недвижимость, говорит, что теперь, когда она едет в Черногорию, основной вес в ее багаже занимаю книги, чтобы коротать время в ожидании местных коллег.